Казахстанский легпром: когда легче некуда…

Казахстанский легпром: когда легче некуда…

Проблемам и недоработкам в отрасли легкой промышленности Казахстана, которые десятилетиями не находят своего решения, нужна «тяжелая артиллерия». Только четкие, слаженные и целенаправленные действия могут вывести отечественный легпром из состояния депрессии.

А таковое, нужно признать, наблюдается. Как же иначе? Участники рынка устали гадать в поисках ответа – почему в Казахстане, где имеются все ресурсы для успешного развития легкой промышленности, эта отрасль никому не интересна? Да, если быть справедливым, то о данном сегменте в высоких кабинетах говорят и даже пытаются помочь. Да, иногда помощь оказывается действенной. Но по-прежнему в разговоре с неравнодушными к отечественному легпрому не удается отойти от минорных настроений.

«Нелегкая доля легкой промышленности», «Тяжелые времена в казахстанском легпроме» – отечественные журналисты не перестают оригинальничать при написании заголовков к рассказам о проблемах отрасли. Самое печальное, что эта игра слов не теряет актуальности уже много лет, не меняется и сам спектр проблем. Президент Ассоциации предприятий легкой промышленности Казахстана Любовь Худова признается, что порой становится даже неловко от того, что приходится озвучивать одни и те же вопросы, правда, зачастую, разным людям. Как правило, возглавляет рейтинг проблемных вопросов легпрома засилье импорта. Тут цифры, что называется, говорят сами за себя. В 2015 году на продажи продукции местных швей и портных пришлось 14%, тогда как импортных маек и футболок было продано 86%. Согласно официальной статистике министерства национальной экономики, за прошлый год в казахстанской легкой промышленности было произведено товаров на $356 млн. При этом из других стран в нашу республику было завезено продукции на $2,1 млрд. И, по словам главы Ассоциации предпрятий легпрома, если забыть о миллиардном показателе импорта, цифры по внутреннему производству выглядят весьма обнадеживающе.

«Если оценивать ситуацию по итогам прошлого года по сравнению с 2014 годом, то на 3,4% наблюдается рост объемов производства. В 2014 году удельный вес легкой промышленности составлял 0,3%, а по итогам 2015 года это уже 0,5%. Вроде маленькая цифра, не такая большая, как хотелось бы, но в то же время мы видим, что какие-то заметные шаги по увеличению объемов происходят», – говорит Любовь Худова.

Только рынок обуви в Казахстане представлен соотношением: 99% импорт и 1% местное производство. Не лучше дела и в других сегментах легкой промышленности – текстиль, пряжа, трикотаж, другими словами, практически все необходимое сырье завозится из-за границы. И это притом что Казахстан буквально изобилует хлопком, шерстью и шкурами. О нехватке, а если быть точным, практически полном отсутствии перерабатывающего производства в нашей стране говорилось немало. Но воз и ныне там – продавая за копейки свои богатства, участники рынка легкой промышленности покупают сырье из него уже по солидным ценам.

«У нас есть хлопок, но очень мало предприятий, которые его перерабатывают. Да, отрадно то, что на юге республики указом президента создана свободная экономическая зона «Онтустик», главная задача которой является именно переработка хлопка, доведение до готовой продукции. Это ощутимая поддержка.

Из производимой шерсти всего 14% перерабатывается. Все остальное или бесследно исчезает контрафактным путем, или продается за бесценок. А это такой продукт, который может позволить Казахстану занять одно из лидирующих мест среди многих стран. У нас есть все предпосылки для этого. У нас есть шкуры, но нет кожи на внутреннем рынке. Обувники вынуждены все сырье завозить. То есть получается шкуры мы за бесценок вывозим из страны, а завозим с высокой добавленной стоимостью. У нас все швейные предприятия на 100% импортируют все виды тканей. У нас сегодня в Казахстане практически убита трикотажная отрасль. У нас нет производства пряжи, трикотажных полотен. На внутреннем рынке нужно все уравновесить», – говорит глава ассоциации Любовь Худова.

Печальную действительность подтверждает и директор компании Linsky Игорь Ильинский. Работать, творить и зарабатывать в своем небольшом швейном цеху у бизнесмена получается. Говорит, все дело в том, что он любит свое ремесло и не позволяет себе производить некачественную продукцию. Расстраивает лишь тот факт, что с учетом сложившихся в отрасли обстоятельств ему никак не удается сделать ценовую политику конкурентоспособной, с той же завезенной импортной продукцией.

«Посмотрите мой опыт. Ткань я закупаю по $9 за килограмм в Турции, привезти ее сюда – $2. Если в процентах, то это уже больше 20% от цены. Дальше. 10% – пошлина, 12% – НДС, то есть еще + 22%, таможенные и брокерские услуги – то же самое. Получается, цена удваивается. Я хочу сказать, что если мы будем освобождены от налогов, от пошлин, то смотрите сами. Допустим, если ткань у нас здесь, в Алматы, будет по $10 за килограмм, себестоимость будет гораздо ниже», – говорит Игорь Ильинский.

Освобождение от налогов – как инструмент, который действительно можно применить и он поможет выжить, – подсказали… коллеги из Кыргызстана. Именно поэтому в соседней республике наблюдается самый настоящий бум в данном сегменте экономики. Кыргызы давно научились шить быстро, качественно и красиво и сегодня уже запросто конкурируют с Турцией и Китаем. На сегодняшний день 30% населения Кыргызстана трудятся в легкой промышленности и демонстрируют невероятные успехи. К примеру, по итогам 2014 года в таком секторе, как производство костюмов – женских и мужских, кыргызская продукция заняла на казахстанском рынке 15%. Весьма впечатляюще кыргызы вошли и на российский рынок, заняв сразу 5%. Так в чем же секрет соседских швей, портных и модельеров? Как выяснилось, в правильной государственной поддержке.

«С 2005 года правительство Кыргызстана просто сказало: нам не надо от вас никаких налогов, лишь бы были заняты рабочие места. Легкая промышленность – это социальная направленность в первую очередь, самая высокая занятость на рабочих местах. Учитывая этот фактор, многие государства, не только Кыргызстан, но и другие развитые страны, мощно поддерживают именно этот вид промышленности. Самое главное – люди заняты. Нет налогов, есть рабочие места, и государство уже через другие источники получает доход в бюджет. Они даже в Таможенный союз вошли на льготных условиях. То есть в соглашении, которое было подписано с нашим правительством, учтено, что они заходят с той же льготой, которую они имеют с 2005 года. То есть все предприятия легкой промышленности освобождены от всех видов налогов, работают они независимо от размера предприятия, по патенту – представьте, даже в условиях ВТО у них действует эта льгота! А нашим производителям это противопоказано. Конкуренция недобросовестная», – сокрушается Любовь Худова.

«Да, у них хорошая госпрограмма по поддержке легковиков. Они развиваются. Я помню, как у них этот пик начался в середине 90-х, подъем легкой промышленности. Сейчас вы видите, что наши полки заполонены их продукцией. Есть кыргызские предприятия, которые производят продукцию достойного качества. Конечно, мы были бы в равных условиях, если бы нам хотя бы снизили пошлины. Или освободили от налогов, это было бы совсем шикарно», – не боится мечтать Игорь Ильинский.

«Совсем шикарно» было бы и многое другое. Как показывает практика, на примере опять же наших дружественных соседей из Кыргызстана членство и участие в таких значимых союзах, как ВТО или ЕАЭС – отдельному рядовому портному особой погоды не сделает. Ему нужны целевые государственные программы. В отечественном правительстве, безусловно, об этом знают и данные программы разрабатывают. Например, «Дорожная карта бизнеса-2020». Да, госпрограмма дала мощный толчок, благодаря ей на сегодняшний день большая часть предприятий легкой промышленности сумела модернизировать свои производства, появились текстильные предприятия, которые оснащены современным оборудованием. Вот только работать на этом оборудовании некому. Отрасль переживает сильнейший кадровый голод – на фабриках и швейных цехах не хватает швей, портных, конструкторов, закройщиков.

«Проблема кадров стоит во главе угла. Можно поставить современное оборудование, но если не будет обученного персонала, не будет достаточной компетенции, чтобы работать и управлять таким оборудованием, то, конечно, это становится невыполнимой задачей. Хотя рынок есть, но вот найти на нем квалифицированные кадры, которые могли бы решать самостоятельно вопросы и управлять, таких практически нет. Найти сегодня хорошего конструктора – это огромная проблема. Есть масса учебных заведений, которые выпускают этих специалистов, но на рынке они не востребованы. Не потому что эта специальность не нужна, а в первую очередь потому что нет профессионализма. Сегодня даже механик по обслуживанию швейного оборудования – дефицит номер один», – объясняет руководитель ассоциации.

«У меня трудятся 6 человек. Все они – наши казахстанские специалисты. Компания маленькая, то есть совершенно другой уровень. И я подхожу так: я сам умею шить и всех девочек учу, им, наверное, повезло. Но при этом я понимаю, что у меня есть перспектива роста и в дальнейшем я обязательно столкнусь с этой проблемой, это точно. Ситуация такая, что сейчас действительно трудно найти специалиста. Я не могу найти закройщика, сам это делаю. Делаю настил, сам режу, сам научился, потому что по-другому никак. Их просто нет на рынке. А если даже есть, то единицы, которые уже сидят на предприятии, получают хорошие деньги, а мы коллеги-партнеры, мы не будем друг у друга переманивать кадры. Это моветон в наших кругах» – делится переживаниями Игорь Ильинский.

Одним из путей решения дефицита профессионалов на рынке опять же должна стать государственная программа, считает он. Для того чтобы отрасль заполонили те или иные специалисты, в первую очередь нужно заинтересовать молодежь и мотивировать ее на то, чтобы они выбирали профессию, связанную с легкой промышленностью. А сделать это можно только если заработные платы на рынке будут достойными. Пока этого, увы, нет. Хотя тот труд, который ежедневно выполняют на фабриках и в цехах, бесспорно, достоин быть высокооплачиваемым.

«Я заметил, что многие маленькие компании набирают специалистов из Кыргызстана. Потому что те работают производительнее. А если бы соблюдался какой-то паритет определенный, допустим, половина – киргизские швеи, половина – наши, вот тогда наши подтягивались бы до уровня кыргызов. То есть нужна практика, нужно учить народ, заинтересовывать. Некоторые молодые ребята просто перестают смотреть в сторону легкой промышленности. Из-за того что непопулярно, не дотягивают зарплаты, но это не вина владельцев компаний. Если мы повысим зарплаты, то, извините, цены вообще станут заоблачными. Здесь, я думаю, очень хорошо помогла бы государственная программа поддержки, допустим, субсидирование заработных плат. Есть такая практика во многих странах. Допустим, мы платим 80 тысяч и государство еще 80 будет доплачивать швее. Пойдут к нам швеи? Еще как! У нас и на 80 тысяч, знаете, тоже есть желающие, но их надо обучать. А здесь уже пойдут квалифицированные кадры. Мы тоже будем смотреть, на такую зарплату мы будем отбирать самых лучших», – говорит директор Linsky.

C коллегой согласна и Любовь Худова. Но, к сожалению, она менее оптимистична. На ее опыте – разработка проекта QazBrands, ориентированного на субсидирование государством арендных площадей в торговых центрах для местных производителей. Инициативу ассоциации предприятий легкой промышленности высоко оценили в министерстве по инвестициям и развитию, но после того как с проектом ознакомились в министерстве национальной экономики, QazBrands не получил развития. А значит, снова журналисты, рассказывая о положении легкой промышленности, будут изощряться при написании громких заголовков…

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (1 голосов, средний: 5,00 из 5)
Loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: